Меню

Новости

Nouvelle Philharmonie

Снова музыка: слушаем современную классику

Музыканты инди-классического проекта Nouvelle Philharmonie снова в Минске с концертом. Да, те самые музыканты, которые играли летом на крыше VondelRoof и на плоту Дубровского водохранилища. Всем, кто видел волшебные фото в ленте фейсбука и не попал на концерт, внимание, у вас есть шанс 19 февраля.

Nouvelle Philharmonie дает концерты в Голландии, Бельгии, Франции, сотрудничает с современными композиторами: Эриком Вожеленом, Тристаном Мосэ и Андреа Ферранте. Во многом благодаря концертам NP европейская аудитория открыла для себя творчество современного российского композитора Павла Карманова. В своих программах NP используют концепцию кросс-жанра, совмещая мировую музыкальную классику, минималистичные современные произведения, поп- и рок-музыку, особое внимание уделяют атмосфере – акустике, свету и пространству.

О проекте Nouvelle Philharmonie

Артём Шишков (скрипка): Nouvelle Philharmonie – это максимально приближенный к современному слушателю взгляд на классическое искусство.

Дима Цыпкин (виолончель): Мы пытаемся соткать уникальную атмосферу из акустики, света и пространства, создать переживание в чистом виде – почти как кино, только с закрытыми глазами. При этом много сил уходит именно на составление программ – поиск, сочетание или даже сопоставление произведений, которые мы хотим донести до нашей аудитории.

Сергей Смирнов (фортепиано): Главным было желание реализовывать свои музыкальные проекты без оглядки на сформировавшуюся структуру мира классической музыки, в котором музыканты зависят от концертных залов и программных директоров.

Дима: В какой-то момент мы с Сергеем начали делать собственные концертные серии, находили интересные залы, договаривались об аренде, сами занимались рекламой и всеми сопутствующими вопросами, не задевая стандартных концертных структур. Мы делали так, как нам казалось интересным и правильным.

Сергей: В начале 2013 года, когда все это наше безобразие начало разрастаться и нам потребовалось как-то юридически себя обозначить, родилась Nouvelle Philharmonie. В принципе, это в своем роде network, эдакая «Могучая кучка». Есть группа наших друзей и коллег, с которыми мы взаимодействуем и организуем концерты. В рамках Новой Филармонии есть уже сформировавшиеся составы, например, наше трио с Артёмом Шишковым или трио с французской кларнетисткой Annelise Clément.

Артём: Мы не так часто играем все вместе – всего несколько концертов в год. Можно сказать, что я попал в проект Nouvelle Philharmonie случайно. Ребята пригласили меня на запись и концерт буквально за несколько дней. Я был свободен, что само по себе странно. Когда внезапно появляется какое-то окошко среди недели и именно на тот день поступает предложение, я воспринимаю это как знак вселенной. Пригласили ведь земляки и отличные музыканты – конечно я согласился!

Сергей: Первый опыт сотрудничества в формате трио оказался веселым экспромтом, одним из результатов которого стал выход дебютного диска на французском лейбле Music Inside Records в этом году. Мы замечательно прокатились по Европе с концертами в честь этого события: играли во Франции, Бельгии, Голландии, Германии и даже умудрились получить бельгийскую национальную премию Golden Label за заслуги в области музыки и искусства.

kp_26_16

О выступлениях на крыше VondelRoof и на плоту Дубровского водохранилища

Дима: Эти два концерта – выдумки двух совершенно замечательных людей. Все началось в Берлине с вопроса нашей знакомой журналистки: «Хотели бы вы поиграть на природе в Беларуси?» Нам, к слову, уже попадались в социальных сетях волшебные фотографии с предыдущих концертов серии, и мы были очень рады этому предложению. Здорово, что в Минске появляются такого рода проекты.

Артём: Отсутствовала формальность, которая есть на сцене в филармонии. Когда нет барьера между публикой и музыкантами, все получается душевнее: меньше волнения и больше творчества.

Сергей: Удивительно, что порой в достаточно закрытых обществах люди обладают такой свободой, силой и оптимизмом для воплощения самых смелых идей, которые и не снились более благополучным территориям. А может, это эффект в стиле «тут этого быть не может, а оно есть!» И это фантастика!

Крыша VondelRoof хороша тем, что несмотря на всю красоту места, там получается такое замкнутое пространство, которое практически не пропускает шум города, но как дополнительный эффект доносятся минимально уловимые звуки улиц.

kp_26kp_26_7

Конечно, это волнительно, ведь буквально через дорогу находится музыкальный лицей, выпускниками которого мы являемся. А в пяти минутах ходьбы расположены дома, в которых мы жили в детстве. Прийти пешком на собственный концерт в замечательный теплый вечер, плавно переходящий в ночь, увидеть массу знакомых лиц среди публики, – волшебное чувство!

Мы играли сет, включающий в себя микс из тщательно отобранных сочинений Баха, Чайковского, Филипа Гласса, нашего любимого Павла Карманова, Пьяццоллы и Арво Пярта.

Второй концерт – на плоту – прошел на следующий день в очень секретном, но известном месте, недалеко от Минска. Плот привязали к засохшему дубу посреди водоема в удивительно живописном месте. Фантастический закат, всплески воды, покачивание сцены, отражения звезд и луны, прибывших к окончанию нашего концерта. Должен сказать, всё это рождало ощущения, которые сложно описать. Тотальное счастье. Такие моменты запоминаются на всю жизнь. Правда, пианино перенесло все эти приключения под палящим солнцем с трудом. Было бы здорово его после выступления там же на плоту и сжечь, получилось бы красивое и эффектное видео (смеется).

kp_26_6kp_26_2kp_26_10

Об игре на улицах

Дима: Я довольно много играл в студенческие годы в Париже. Это очень интересно!

Артём: 5-6 лет назад я учился в Вене. У меня закончились деньги, я поехал в Париж и жил у Димы. Два месяца играл на улице каждый день и сумел неплохо заработать. Но это тяжелая работа – найти место и привлечь зрителя, конкурируя с сотнями уличных музыкантов. Я играл в среднем 4 часа в день, выкладываясь полностью, как на концерте.

Через два дня я подумал, что больше так не могу, но затем открылось второе дыхание. В результате я получил колоссальный опыт, стал меньше волноваться и мог улучшать свою игру прямо на «сцене». А однажды около меня остановились родители с коляской, из которой выглянула трехлетняя девочка и начала танцевать. Я играл около часа, и она как минимум половину этого времени протанцевала под Баха! Удивительно!

О том, в каких странах больше всего нравится выступать

Дима: Для меня все зависит в большей степени от публики, а не от места. Beautiful sensitive people, раскрепощенная атмосфера – вот где нам хорошо.

Сергей: Если вам комфортно играть: акустика, свет, рояль, температура в зале адекватны – уже все хорошо. Если эти условия соблюдаются в Ницце – великолепно (смеется)..

О том, удается ли зарабатывать музыкой

Сергей: Кроме музыкальной деятельности, мы ничем не занимаемся. Но, разумеется, мы играем и с другими людьми, оркестрами и коллективами.

Дима: Участвуем в других проектах, ведем частную педагогическую деятельность.

Сергей: Но никто из нас не работает в официальных учреждениях образования или, к примеру, в оркестрах. Мы фрилансеры.

Об инструментах

Артём: Сейчас я играю на старом итальянском инструменте, они считаются лучшими среди смычковых. Когда инструмент новый – дерево усыхает и изменяется, а старые инструменты стабильны и звучат лучше и лучше. Именно поэтому они так и ценятся. Хотя звук инструмента – это не первоочередной фактор в оценке. В первую очередь – это произведение искусства. Страдивари всегда будет стоить не меньше миллиона, ведь это уже имя. Затем играет роль целостность инструмента, насколько часто он реставрировался. И только потом звук.

Мне посчастливилось найти моего старинного «итальянца». Он целый, потрясающе звучит и стоит около 140 тысяч евро. Естественно, у меня нет таких денег, чтобы стать его владельцем. Поэтому я в поисках инвестора или спонсора. В Европе распространена такая практика, когда состоятельный человек покупает инструмент и дает в пользование музыканту. Ведь инструмент не должен лежать за стеклом, как в музее, иначе он испортится. Это отличное долгосрочное вложение денег – хорошие инструменты никогда не падают в цене, изменяется лишь динамика роста.

kp_26_15

О подборе репертуара

Артём: Это всегда совместное обсуждение под определенный концерт или проект. Если это наше сольное выступление, мы думаем, как найти тематику, которая объединит произведения.

Сергей: Как правило, все происходит спонтанно, и большое значение здесь играет интуиция. Это может быть случайно услышанное произведение, которое нам понравится. Затем мы пытаемся найти то, что могло бы хорошо с ним сочетаться. Spotify и Youtube тут играют огромную роль.

К примеру, программа, которую мы привозили в Минск весной, так и родилась. Изначально мне попались ноты «Времена Года» Чайковского в переложении для трио. Затем начались поиски того, что музыкально и концептуально дополнило бы Чайковского. В Youtube мне попалось трио Павла Карманова, которое я прослушал и понял: вот оно! Любовь буквально с первой ноты. Тут же нашел сайт Павла, написал ему, и через несколько часов ноты были у меня. Так появилась связка Чайковский-Карманов. Как результат, после нескольких концертов нам предложили записать эту программу. После выхода записи мы размышляли над тем, как сделать из этого полноформатный концерт. Совершенно случайно мне попались на глаза «Времена Года», но уже не Чайковского, а Астора Пьяццоллы. И вот он результат!

Артём: Мы стараемся играть и современную музыку. Сейчас пишется очень много по-настоящему классной музыки, которую мало играют. А это важно, ведь эта музыка написана в наше время, и она может быть понятнее и доступнее нынешнему слушателю. Поэтому мы стараемся формировать программу из классики с подключением чего-то нового. Я считаю, что чем больше будет смешения стилей и чем больше музыка будет приближаться к сегодняшнему дню – тем лучше. Бытует мнение, что классическая музыка скучна. Это совершенно не так.

О музыкальных предпочтениях

Сергей: Должен признать, что на концерты классической музыки заглядываю все реже. Вдохновения на традиционных концертах почти не осталось. У мальчиков-солистов сплошь и рядом красивые прически, у девочек – все более откровенные платья, но со сцен веет холодом и абсолютным непониманием, зачем мы все тут собрались. У стариков жизни больше. Но где те старики?

Артём: От классики хочется порой отдохнуть, она требует определенных умственных и эмоциональных затрат. Я слушаю абсолютно разную музыку. Мое главное требование – хорошее качество. Слушаю иногда ну очень плохую попсу, потому что мне интересно, как люди делают настолько кошмарную музыку, да еще и так массово.

Сергей: Последнее мероприятие, которое я посетил – музыкальный фестиваль «Пикник Афиши» в Москве. Выступали Ленинград и Chemical Brothers (которые все так же хороши, как и 18 лет назад, во времена моего выпускного).

Если говорить о том, что играет у меня в наушниках и дома, то это какой-то микс современной классики (допустим, Мартынов, Карманов, Райх, Гласс и др.) и вполне себе околоэлектронного мейнстрима. Хотя, что такое современная классика, я и не знаю. Если не трогать заурядный академизм, то границы в жанрах становятся все более размытыми.

kp_26_1

Об идеальном слушателе

Артём: С одной стороны, приятно, когда слушатель образован и понимает, что он слышит. Так в любом искусстве. Если вы разбираетесь в живописи, то, оказавшись в музее, получите больше удовольствия, чем простой посетитель, который, возможно, посчитает многие произведения бессмысленными. С другой стороны, когда люди не знакомы с определенным жанром искусства, их оценка бывает во многом показательной. Искусство заставляет глубоко чувствовать и мыслить.

Top