Меню

Новости

«Рассказ служанки»

В оптике феминизма: историк Алексей Браточкин о женском взгляде на антиутопию

Текст:

Фото:

6 ноября на третьей литературной лекции Bookster сравнивали «Рассказ служанки» Маргарет Этвуд с успешными «мужскими» антиутопиями — вместе с историком и преподавателем ECLAB Алексеем Браточкиным.

На лекции собрались не только те, кто читал роман, но и те, кто видел экранизацию 1990 года — кстати, фильм рекламировался как эротический триллер, что само по себе странно, — или первый сезон сериала 2017 года с Элизабет Мосс, который получил «Эмми» в шести категориях, включая премию за «Лучший драматический сериал».

«Рассказ служанки» — роман-антиутопия канадской писательницы и феминистки Маргарет Этвуд, изданный в 1985 году. Он повествует об угнетении женщин в патриархальном религиозном обществе. Сегодня роман становится особенно актуальным, если задуматься о современном состоянии прав женщин в отдельных странах. Неслучайно сама Этвуд отнесла свое произведение к speculative fiction, что означает разработку в вымышленном мире существующих тем и проблем с постановкой диагноза.

Исторические события, которые повлияли на содержание романа:

  • начало 1980-х — эпоха «моральных паник» и поиска врагов (или Других — othering);
  • приход ко власти в 1981 году Рейгана и партии «неоконов» (неоконсерваторов), чья политика опиралась на пропаганду семейных ценностей и усиление гендерных ролей;
  • миграция пуритан в Новую Англию XVII века — в «Рассказе служанки» происходит апгрейд пуританских традиций.

Чем интересен «Рассказ служанки» как антиутопия?

Рассказ ведется от имени героини — не потому ли роман называется «Рассказ служанки»? Читателю, знакомому, скорее всего, исключительно с мужским взглядом на антиутопию — таких гигантов жанра, как Оруэлл, Хаксли, Замятин — предлагается женский опыт выживания в тоталитарном обществе. Если обратиться к белорусской литературе, можно провести параллели с «Исповедью» Ларисы Гениюш, где она описывает лагерный быт женщин.

Прообразы некоторых персонажей «подсмотрены» в медиа. Например, жена Командора объединяет в себе черты трех известных медиаперсон: это христианка Мирабель Морган, написавшая книгу-бестселлер с советами для замужних женщин The Total Woman, американская телеведущая и христианская певица Беккер Месснер и Филлис Шлефли — консервативная юристка, ярая противница равенства полов.

Радикализация религии. Тоталитарное государство представлено в романе теократией. Текст Библии трактуется властной элитой буквально, превращаясь в руководство к правильной жизни, состоящей из череды ритуалов.

Искажение языка — встречается во многих антиутопиях, что не очень удивительно. Язык — основа нашего мышления, поэтому манипуляции с ним позволяют наиболее безболезненно «настроить» человека на нужную Большому Брату частоту. В «Рассказе служанки» персонажи используют специальные слова для общения, чтобы не возникали ненужные вопросы. Например, когда женщин увольняют с работы, то называют это освобождением — негативную коннотацию подменяют позитивной, и мы получаем «свободу от» вместо «свободы для».

Bildergebnis für рассказ служанки сериал

Отчуждение от собственного тела. Еще один механизм подчинения, который отсылает к биополитике Фуко, контролю над сексуальностью и объективации женского тела. В «Рассказе служанки» героиня признается, что не хочет смотреть на свое тело потому, что оно ее «всецело обозначает» — героиня знает, что ценность для окружающих представляет не она сама, а ее тело как репродуктивная машина.

Символ свободы. Как ни парадоксально, это гламурные журналы. В антиутопии Маргарет Этвуд женщинам запрещено читать. Образованную героиню мучает словесный голод, и она частично утоляет его, когда к ней в руки попадают номера глянца, напоминающие о прошлой счастливой жизни «до».

Символ тоталитаризма. Черный фургон с оком — может забрать любого прохожего в любую минуту и увезти в неизвестном направлении. А это уже больше напоминает не антиутопию, а самую что ни на есть реальность.

Top